Солдайя

Алиенор (Елена Мачульская)



Гордая генуэзская крепость на берегу Черного моря навсегда останется цитаделью, замершей перед безнадежной битвой. Хотя сегодня тут толпы туристов и разнообразные развлечения для праздношатающейся публики, в воздухе чувствуется напряженное ожидание. Время здесь остановилось ровно пять сотен лет тому назад..

Тогда турки прошлись по всему Крымскому полуострову. Прочие укрепленные генуэзские поселения они просто смели, столица Газарии Кафа распахнула перед ними ворота после нескольких дней осады. Но консул Солдайи Христофоро ди Негро на великодушное предложение сдаться ответил огнем крепостных пушек.

На что он надеялся? Ждать помощи из Европы было бессмысленно. Была лишь одна надежда – что нападавшие, встретив достойное сопротивление, в конце концов отступят, испугавшись цены, которую им предстоит заплатить. Если же нет – по крайней мере, было сделано все возможное и невозможное...

Ради этой истории воистину стоило ехать через полстраны...

С первого дня в генуэзской крепости мы чувствовали себя гостями сеньора Христофора ди Негро. Ведь он, до конца оставшийся верным своей клятве, стал хранителем этих мест.

Больше всего времени мы проводили в консульском замке...

Роскошный внутренний дворик днем становился местом для куртуазных сцен, а в сумерки, когда праздношатающаяся публика заканчивалась - полем для тех самых импровизированных турниров, причем совсем налегке...

А вот здесь - вход в сам замок вечером запирают - я ночью пела "Se canto", пела для того, кто ушел непобежденным. И в арке вдруг возникла туманная фигура в готических доспехах... Да, я очень пожалела, что не знаю итальянского... Пришлось приветствовать владетеля этого замка на окситанском - языки, кстати очень похожи...

Буквально каждое мгновение чувствовалось, что нам там рады, причем очень... А еще было четкое ощущение, что здесь ничего дурного не может случиться в принципе. Хотя за эти три дня случалось всякое... И упавший камень, и обжигающее прикосновение стали, скользнувшей по виску во время одного из ночных поединков во внутреннем дворике.... Но все всегда завершалось благополучно...

Там прекрасно абсолютно все. Камин на первом этаже кажется еще с тех времен..

Из окон совершенно изумительный вид.

А каждый подоконник - по сути скамья, совмещенная со столом.

Лестница наверх есть, но дверь, увы, закрыта.

Но можно выйти на стену в сторону моря... Просто полюбоваться на его бескрайнюю синь. А прежде любые паруса предвещали добрые или дурные вести.

А море все также бьется об скалы... И тоже помнит... Горы вокруг по вечерам становятся сиреневыми.

Закатные блики на стенах Солдайи неизменно кажутся отсветами пожара...

Для цивильных посетителей там каждый день делали показушку про город, из которого рыцари ушли в крестовый поход, а на город сразу напали враги. С массой визуальных спецэфектов - вроде больших костров. В показушке надо было участвовать по определению. Один раз по ходу действия я оказалась недалеко от двух костров. И вдруг увидела южный город в огне и как рушится какая-то арка... На несколько секунд, но очень четко...

По этой тропе похоже в свое время отступали к цитадели те, кто вместе с консулом взялся задержать врагов, чтобы дать кораблям с людьми, укрывавшимися в Солдайе, время уйти из гавани. Солдайа держалась полтора месяца, но никакие стены не устоят перед огнем пушек, а пушек у турок более чем хватало...

На ступеньках той самой лестницы мы ночью втроем пили крымское вино и лили вино на камни - в память об ушедших непобежденными..

Здесь сами собой проступали сквозь день сегодняшний осколки каких-то забытых историй. Не знаю, чьих, но точно здешних...

И по мере возможности писались новые. Придуманное на месте рыцарское развлечение на троих - где с соседом можно обменяться ограниченным количеством ударов. Причем, если я помню правильно - с любым из. А потом - уже со следующим. Получилось нетривиально. И очень к месту здесь, в этой крепости. Правильнее всего было бы конечно устроить небольшой турнир, посвященный Христофоро ди Негро, но такая возможность увы, отсутствовала... Так пусть будет хоть что-то настоящее!

Был путь наверх к башне на вершине - по краю заката.

И вот - последний рубеж обороны.

Здесь странно... И не хочется разговаривать громко.. Быть может, потому, что к этой башне изначально была пристроена часовня... По другую сторону море мешается с небом.. И вновь происходит то, что должно и закатное солнце отражается в клинках поднятых в салюте мечей.

Да, я похоже, только сейчас окончательно поняла, зачем это все было. Чтобы вернуть этому замку хотя бы на несколько мгновений то, что с ним созвучно...

Впрочем, на этом история о южном замке в горах не заканчивается - на обратном пути уже в поезде у меня случился первый поэтический перевод с окситанского... Прежде я о таком и подумать не могла...