Храм Спаса-на-воде

Если вам вдруг случиться бывать в окресностях украинской столицы, непременно посетите город Ржищев. Раскинувшийся на отвесных днепровских кручах, не только живописные виды скрвает он, но и тайну, надёжно скрытую под лазурными водами Каневского водохранилища. И, если жива в душе тяга к приключениям, ко всему необычному, вы непременно разгадаете её.

Золото куполов смотрит из незыблемой речной глади. Не дивное ли это видение смущает взор путника? Нет, то Спасо-Преображенский храм спустя многие годы гостеприимно приглашает паломников. Но не обманывайтесь его мнимой близостью, осторожно идите на свет, ибо храм этот не даром зовут ещё Спаса-на-воде — посреди Днепра возвышается он на крошечном островке, невольно заставляя задаться впросом, как и, главное, зачем возводить церковь там, куда и добраться-то без лодки не представляется возможным.

XVII век, местный кипричный завод активно предоставяет материал для настоящей роскоши — каменной церкви, которую помещик Гусинский, не скупясь, с огромной помпой возводит на собственные деньги в богатом селе Гусинцы — своей вотчине, жемчужине Полтавской губернии. Состоящий из колокольни и самого здания храма, под которым расположилась родовая усыпальница, комплекс приезжают расписывать лучшие мастера из Петербурга. Там хочет однажды спать последним сном щедрый пан. Там, подле единственного своего сына, который первым из всей семьи занял место в богатом склепе.

Строительство завершают в 1822 году, и село оглашается звонкими переливами колоколов на Второй, "Яблочный", Спас. Святыню нарекают Спасо-Преображенским храмом. Отовсюду тянется люд, словом благодарности упоминая барина, но и шепотом повторяя его страшную тайну. То, о чём знают все, но никто не осмелится говорить вслух. Ведь не даром со службы на Спаса началась история церкви, не даром в тёмной усыпальнице юный барский сын — то Гусинский вымаливает у Небес прощение за содеянные грехи, последстия которых погубили его род, несмотря на искренее раскаяние.

Случилось молодому панычу полюбить крепостную. Да так сильно, что, презрев молву, решились молодые люди на тайное венчание. Узнав об этом старший Гусинский пришел в ужас. Под предогом каких-то неотложых дел он отослал сына в столицу, оставляя себе немного времени, чтобы подумать над разрешением сложившегося кризиса. Именно кризиса — если бы речь шла только об опрометчивм браке! Ведь Гусинский знал о невесте сына то, чего не знал никто больше, но что отлично объясняло и причастность её к дому и барское расположение — внебрачной дочерью приходилась она ему, возлюбленной единокрвного брата. В попытке разрубить этот гордиев узел пан пустил слух, якобы сын его нынче женится в Петербурге. Но сделал только хуже. Двушка, втайне ото всех носившая ребёнка от паныча, подумала, что обманута и, не представляя жизни в позоре, бросилась в глубокие воды Днепра. А когда юноша возвратился домой и узнал о произошедшей трагедии, то сошел с ума от горя и вскоре умер. Тогда-то Гусинский и принял решение строить храм, во спасение душ им погубленных, Спаса.

Годы посещали церковь сельчане, но вот в 1978 по распоряжению партийной власти множество прибрежнх сёл было решено затопить, дабы устроить Каневское водохранилище. За 40 лет были предупреждены местные жители. Говорят, до единого гвоздика — всё вынесли из села. Остались только болью души могилы прадедов, Спасо-Преображенский храм, приходская школа, больница да лесничья сторожка. Когда же разлились привольно воды, поражению не было предела, ибо над ними золотом возвышались одинокие купола чудом сохранившейся церкви.

И первым добровольным смотрителем-отшельником стал бывший лесничий. Его сторожка находилась в отдалении и не подлежала затоплению. Туда он и вернулся, приглядывая за храмом.

Время шло. Святыня, постепенно ветшая, в одиночестве боролась со стихией. Но не только от этого страдала церквь! Есть сведения, что однажды туда забралась шайка мародёров, которые начисто вырезали лики святых. Их поймали уже на подьездах к тогдашнему Лениграду — были то не заправские рецедивисты, а студенты-искуствоведы.

Затерянный островок обрастал камышом. А храм в Гусинцах – легендами. Поговаривают, на церковные праздники из сердца реки раздавался раскатистый звон колоколов. Был он слышен и в туман, помогая рыбакам найти дорогу домой.

Несмотря на то, что церковь превращалась в руину, она оставалась местом паломничества. Долгое время добраться до этого крошечного островка можно было лишь по воде, подъехав моторной лодкой от причала Ржищева. Зимой люди шли к церкви прямо по замерзшему водохранилищу.

Восстановить разрушающийся храм в Ржищеве взялась религиозная община УПЦ из Борисполя. Здание церкви было признано аварийным, но характер разрушений, к сачасть, оказался обратимым. Поэтому в 2011 году на пожертвования началась реставрация церкви.

И вновь не на границе яви, но в её пределах раскатисто звенят колокола, и купола смотрятся в воду, отражая золотое солнце.

Эланна