Гоголевская мистика

Эланна (Анна Стар), г. Нежин



Шел семинар, когда в аудитории раздался скрип. Студенты, как по команде, повернули головы на звук. Прежде плотно закрытая, теперь дверь была распахнута натежь. Кто-то, сидевший ближе всего к выходу, потрудился вновь прикрыть её. Однако спустя минут пять-десять всё повторилось в точности: скрип — прохлада и запах влажного паркета из коридора — дверь — никого на пороге. Снова прикрыли, на этот раз предусмотрительно подложив согнутый тетрадный листочек в клеточку. И опять: скрип — прохлада — дверь — пустота. Воздух в аудитории был недвижим — никаких сквозняков. Больше закрывать дверь мы не стали.

В НГУ им. Гоголя шутят просто: "К вам Коля зашел". Коля — это Николай Васильевич Гоголь. А гуляет он по старому корпсу Нежинского университета не просто так. Когда-то вполне осязаемый юный гимназист Коля Гоголь ходил по этим коридорам: учился, слушал, созерцал и записывал самое интересное...

"Поднимите мне веки!"
Н.В. Гоголь "Вий" (1833)

Если судить по популярности, то, пожалуй, мистическая повесть "Вий" среди творчества Н.В. Гоголя по праву занимает одно из первых мест (ели вообще не первое). Шутка ли? Восемь экранизаций, одна из которых совсем "свежая" — 2018 год!
Не удивительно, что историю воскресшей панночки успели интерпретировать с разной степенью талантливости, кто на что горазд.
Многие знают украинские храмы, в которых снимался знаменитый "Вий" 1967-го года, самый известный из которых — деревянная церковь Святого Юра в Седневе Черниговской области, — уникальный образчик казаческого зодчества, выстроенный без единого гвоздя. Но мало кто знает, что жуткий рассказ основан на вполне реальных, документально подтверждённых фактах.

Всё произошло здесь, в Хресто-Воздвиженском храме города Нежина Черниговской области, буквально за два десятилетия до того, как Гоголь написал свою мистическую повесть. Конечно, за подробностями он не обращался в архив. Ещё чего! Куда больше достоверной информации можно было раздобыть на вечерницах.
Вечерницы — украинские народные гуляния, обычно проводившиеся с завидной регулярностью в осенне-зимний период, чем-то напоминали современные квартирники:

"[...] Это у нас вечерницы! [...] соберется в одну хату толпа девушек совсем не для бала, с веретеном, с гребнями; и сначала будто и делом займутся: веретена шумят, льются песни, и каждая не подымет и глаз в сторону; но только нагрянут в хату парубки с скрипачом – подымется крик, затеется шаль, пойдут танцы и заведутся такие штуки, что и рассказать нельзя.
Но лучше всего, когда собьются все в тесную кучку и пустятся загадывать загадки или просто нести болтовню. Боже ты мой! Чего только не расскажут! Откуда старины не выкопают! Каких страхов не нанесут!"

Н.В. Гоголь "Вечера на хуторе близ Диканьки"

Вот на таких вечерницах гимназист Коля и услышал историю про молодого семинариста, который якобы читал молитву над умершей дочерью местного сотника. А когда он подошел к гробу — уж кто знает, зачем ему это понадобилось, может, снять драгоценный перстень или бусы кораловые — девушка вдруг открыла глаза и приподнялась. Семинарист скончался на месте от разрыва сердца. Что случилось с прототипом панночки история умалчивает.
Согласно другой — более популярной у современных нежинцев — версии, панночка ожила во время отпевания, когда церковь была заполнена скорбящими родственниками и друзьями. Ожила, перепугала всех до смерти и "вмерла остаточно" (укр. "умерла окончательно").
Есть и третья, не столь распространённая, но тоже любопытная версия, в которой умирает вовсе не панночка и не дочь сотника, а просто зажиточная горожанка. Смерть её загадочна и непонятна, ибо девушка совсем юна. И "просыпается" она не в церкви, а у себя дома, в ночь, когда покойницу отчитывали. Просыпается и... продолжает жить. Как долго — тут версии снова расходятся.
Саму же церковь описанную в "Вие", Гоголь срисовал не с Хресто-Воздвиженского храма, но со Свято-Рождественского монастыря-крепости (XIV век). Он находился в отдалении от города, ещё во времена посещения писателем пребывал в упадочном состоянии, а ныне и вовсе — увы — утерян. Чудом сохранился только колодец, который хранит образ Георгия Победоносца — святого-покровителя Нежина.

Обнаружить его сейчас — даже для бывалых местных краеведов — задачка не из лёгких. Точное местоположение монастыря определить сложно из-за густого леса, который начинается за городской чертой. Где-то там, в тиши, и скрывается часть старейшей истории города.
Скрывается абсолютно точно. Из воспоминаний моего прадеда — он был лесничим — следует, что не единожды он подходил к этому строению, от которого на то время — оставались лишь части деревянного фундамента и вышеупомянутый колодец. Прадед точно называл руины Свято-Рождественским монастырём, поскольку знал от старших родственников, что тот там должен находиться.
Впрочем, даже если наземная часть и разрушена, это не отменяет возможности однажды восстановить здание. Согласно преданиям (и более надёжным старинным чертежам и картам) все церкви Нежина соеденены тайными подземными переходами. В чём нет ничего удивительного — один из самых влиятельных центров Левобережной Украины периода Гетманщины всегда был важным оплотом, способным "держать удар".
До средины XIX века в городе ещё сохранялся средневековый замок. К сожалению, сейчас осталась только замковая церковь. Нет, дело не в нападениях или войнах. Нежинский замок никогда не штурмовали. Его построили в польско-литовский период, здесь квартировался Нежинский казаческий полк, но с ликвидацией Запорожской Сечи указом Екатерины II (1775 г.) замок был оставлен, постепенно приходил в негодность и... растаскивался предприимчивыми местными на стройматериал.