Кременчугское водохранилище

На кременчугском водохранилище. „Море” ласкает нежно берега, прибой шепчет о былом и грядущем, ветра возносят свою песню к облакам. И, мягко кружась, опускается на воду тополиный пух. А вдали корабли, и вода с небосводом так сливаются, что уже не поймешь, то ли корабль плывет по воде, то ли мчится вместе с туманами в далекие небесные просторы.

Так уж повелось, что это водохранилище издавна называли морем.
- Вы куда?
- Да на море пойдем!..
При мне никто ни разу не сказал: "На водохранилище". Может потому, что слишком длинно получается, а может потому, что назвать это водохранилище морем значительно правильнее, полнее, и это чувствуется, особенно когда стоишь на его берегу.
Как-то, знаете, так получается, что каждый раз, как я сюда попадаю, мне открывается какая-то новая грань этого места. Да и воды вообще. Раньше это всё воспринималось как "что-то интересненькое", хотя если быть откровенным - то местные уже как-то пообвыклись с тем, что живут рядом с морем, и если новому человеку не заострять на этом внимание, то можно не сразу и узнать о том, что тут есть море. А я вот всегда об этом помнил. Мне казалось дикостью то, что местные принимают море как что-то обыденное, и не будь его - они не особо огорчились бы, думаю. Разве что рыбаки и браконьеры, но у них на то свои причины, как вы понимаете.
Я приходил и прихожу на берег каждый раз, как мне только выпадает такая возможность. Хорошо ощущается величие водной стихии, большое спокойствие, которое она дарует. Мне иногда кажется, что у моря начинается совершенно другой мир, совсем-совсем непохожий на мир не у моря. Там слегка иначе ощущается время, к примеру. Да и всё остальное, если прислушаться - тоже. Какое-то такое всеобщее и всеобъемлющее ощущение пелены, которой окутываются все мои резкие порывы, и смягчаются, смягчаются... Время как будто размывается, теряет присущую ему четкость и определенность, течет не то чтобы медленнее, просто иначе, как будто не по привычной прямой, а вслед за волной прибоя: вверх-вниз, вверх-вниз, и слегка вперед, и стремительным рывком, и мееедленно-меееедленно, как бы не назад еще. Удивительно. Я очень четко чувствую границы влияния этой морской пелены, по крайней мере в том месте. И если народ Линдар постоянно живет в черте этой пелены, то я отлично понимаю почему их назвали "Телери". Вы сами там поживите, и тоже всё поймёте. Объяснить это непросто. Время-то течет иначе)

Звуки моря, безусловно, завораживают. Это шепот прибоя о песок и камни, это ветер и, конечно же, чайки. Ох, чайки... Они - часть моря, те, кто живет в мире моря! Мне иногда кажется, что чайки могут летать даже сквозь Пелену Тумана, и в Белой Гавани кричат те же чайки, что и у нас.

Поначалу ощущение моря захлёстывает, кажется, что я попал в ураган ощущений и в фонтан какой-то неведомой энергии! Потом это всё сглаживается, складывается, и чувства падают в другую крайность: море начинает казаться чем-то рутинным и обычным. Вот тут очень важно не ждать дна этой ямы на берегу. Нужно пойти в другое место: лесок, лесополосу, в горы, или что-то подобное. Нужно дать себе денек отдыха. А потом - я прихожу на берег и море радостно распахивает предо мной свои объятия. Вы видели как улыбается море? Оно, как верный друг, помогает в минуты душевного непокоя и возвращает надежду отчаявшимся.
Жаль, на фотографиях не передашь ощущение, какое испытываешь на морском берегу утром. Особенно если солнце восходит на берегу, а садится за море, как в моем случае))) Чувствуешь себя так, как будто ты то ли окончательно и бесповоротно влюбился, то ли как будто подарили кусочек Божественной Сути. Только влюбился не в кого-то, а в море.
Днём, конечно, не то. Днём эта морская пелена как-то изменяется, никуда не исчезает, но, как бы, перенастраивается для каких-то иных задач. Если утром ощущается острая потребность побыть с морем один на один, то днем можно и делами заняться, вот так примерно.
Ну а вечер - время песен!!! Именно на море я понял это во весь рост. Вечер - время дружбы, любви, время историй и баек, время для музыки и смеха. Много для чего время - вечер.
А волны с шумом и брызгами летят к берегам, бело-пушистые и солнечно-свежие. Солнечный свет отражая светлых бликов мириадами, они становятся похожими на вычурную серебрянную салфетку, которой леди Уйнен укрывает водную гладь. Забавно то, что где бы ты не находился, кажется, что видима только половина салфетки, а остальное скрыто за горизонтом. И это не меняется при движении. Когда ты приплываешь туда, где, как ты думал, должна быть остальная часть, ты там видишь снова всего половину. Видать, эта волшебная салфетка иш впрямь прячется в нездешних морях. Вот уж не думал, что такое можно найти прямо под носом)))

Еще вдали видны острова. Далеко, на грани видимости. Если сюда прийти утром, то солнце будет вставать из-за спины, и тогда мне кажется, что похожим образом эльфы Валинора смотрят на Эрессэа. Дивное ощущение.

Ну а пока - только волны, солнце, ветер и маленький кораблик вдалеке. Хоть он и плывёт мимо меня, и паруса нет, а всё же счастье.

Два океана в душу мне запали.
Два океана - жизненный оплот.
По одному когда-то уплывали,
А по другому - приходили в порт.

И хоть сейчас далёки те приливы,
Что унесли на Запад корабли,
Два океана - чтобы жить счастливо,
В моей душе приют себе нашли.

Кумехтар (Игорь Зубков)