Исчезнувшая река

Эланна (Анна Стар)



Однажды дождливым ноябрьским вечером лениво листая фото-архив Нежина, я внезапно заметила нечто совершенно не вписывающееся в рамки моего знания истории родных мест. Присмотревшись повнимательнее, поняла, что не так уж хорошо я его и знала — город, которого больше нет.

Столь пристальное внимание привлекла вот эта почтовая открытка:

На ней, судя по надписи, река Вир (Выр), протекающая в непосредственной близости от современного НГУ им. Гоголя (тогда Нежинский историко-филологический институт). И всё бы ничего — река, как река — да вот только ни о каком Вире ни я, ни кто-либо ещё из моих родных или знакомых ни сном, ни духом не ведал.

Надо сказать, история всегда была моим "любимым коньком", и простить себе подобное вопиюще невежество не могла. Так начались поиски реки Вир. Вернее, того, что от нее осталось.

Самым логичным шагом виделся анализ "первой улики".

Студия, выпустившая открытку, явно дореволюционная. Ей принадлежат и другие снимки города. Предположительно, этот мог быть сделан не менее ста лет назад знаменитым Отто Ренаром. А вышел в свет где-то между 1895-1907 годами из-под крыла некоего торгового дома издателя Д.П. Ефимова. Значит, снимку по меньшей мере 123 года, и тогда Вир ещё вполне просматривалась, хоть и не отличалась особой полноводностью. Что, тем не менее, противоречит названию: "вир" ("выр") от укр. "вирувати" — бушевать. Впрочем, так было не всегда.

В давние времена Вир, хоть и была меньше центральной реки города — Остра, но всё же полноводной и с сильным течением. Помимо этого, русло реки имело множество водоворотов — мест, где вода стремительно вертелась, затягтвая всё живое и неживое. Именно "вырами" называли подобные гиблые места в народе. Некоторые исследователи допускают, что название это, как и большиство гидронимов, возникло ещё во времена Киевской Руси (если не раньше). Тогда водовороты (выры) рек считались местами соприкосновения мира людей и духов, поэтому с ними связывали различные магические ритуалы. Например, страдавшие от тяжелого недуга бросали в водоброт свою рубаху, надеясь, что боги заберут болезнь; богатые люди, спрятавшие драгоценности, выбрасывали в водоворот ключи, и если сокровище всё же находил грабитель, его ждало наказыание от высшх сил.

В Нежине, в современном Графском парке, есть искуственное озеро, выкопанное вблизи русла реки Вир. Именно там, на кованой решетке мостика, местные влюбленные цепляют замочки, желая незыблемости своих клятв. Мало кто из них понимает, что и эта традиция имеет в основании дохристианское верование. Именно водяной или, правильнее, речной бог должен был благословить пару. Тогда для этого ключ бросали в воду. Вода никогда так просто не отдаёт то, что добровольно подарили ей, а потому совсем не каждый смертный или дух сможет найти этот ключ и навредить отношениям, разбить пару.

В XVII – XVIII в. богатая козацкая старшина построила на берегах Остра множество мельниц, которые приносили немалый доход. Это послужило причиной обмеления Остра и Вира. В начале ХІХ века робе реки находились в упадочном состоянии: мелкие, болотистые. Торфяные берега создавали дополнительную угрозу пожаров. Тогда местные власти решили очистить Остер, вырыв дополнительный искуственый канал. Работы продолжались в 1802-1812 годах. Остер получил новое расширенное русло без изгибов. Его болотистые берега (своеобразные плавни) осушили, это же касалось и Вири.

По несчастливой случайности именно в те годы происходило ещё одно масштабное строительство — на первую треть ХІХ века выпала постройка знаменитой гимназии высших наук им. братьев Безбородко. Старый, ныне "гоголевский", корпус возводился именно на берегах Выри и тоже был причиной её скуственного осушивания.

Последующий рост города на правом берегу поставил финальную точку в бурной, такой, как и некогда она сама, истории реки Вир.

Теперь остатки её русла можно проследить на земельных участках частных домов местного района Магерки. Но это уже не река. Это небольшой ручей, отчаянно сражающийся за право жить.